Нарциссический перверт: кто он на самом деле?

 Рубрика ОТНОШЕНИЯ

Не углубляясь в сложные теоретические концепты, поговорим о том, кто такой «нарциссический перверт» и как он проявляет себя в отношениях?

Ярлык «перверт» все чаще употребляется в обыденной речи, вытесняя привычное «нарцисс». По обыкновению, в большинстве случаев мы не знаем наверняка, каков этот человек в действительности, как организован его внутренний мир и почему он ведет себя с нами так различно? То нежен и влюблен, то холоден и безразличен? Как ему удается уговорить нас на поступки, которых мы вовсе не желали? И почему нет никакой возможности разорвать отношения с ним?

«Нарциссический перверт является нарциссом, поскольку считает, что никому ничем не обязан, и первертом, потому что он активно старается заставить других людей расплачиваться за его нарциссическую гордыню и иммунитет к конфликту, к которым он стремится».

Поль-Клод Ракамье

Перверсия и нарциссизм
Перверсия долгое время понималась широкой публикой как сексуальное отклонение. Действительно именно в этой форме Фрейд популяризировал этот концепт. Такие психоаналитики как Alberto Eiguer (1986), J.-C. Racamier (1992), Maurice Hurni et Giovanna Stoll (1996) или еще Pierre Caillot его углубили, в то время как другие смогли заинтересовать этой темой широкую публику посредством таких книг как «Манипуляторы среди нас» Isabelle Nazare-Aga (1997) и «Моральное преследование: перверсивное насилие в обыденной жизни» Marie-France Hirigoyen (1998). Эти два эссе показывают поведение перверта, но не учитывают неприятную реальность: нет нарциссического перверта без соучастника. Чтобы понять, как перверт соблазняет своего сооучастника, необходимо разъяснить термин нарциссизм.

Нарциссизм
Нарциссизм — это сложное понятие, изучаемое различными авторами и школами, но все они подчеркивают, что существует нормальный и необходимый нарциссизм, а также его патологические формы.
Нормальный нарциссизм — тот, который ребенок вырабатывает с рождения через достаточно хорошие и заботливые отношения со своим окружением. Этот нарциссизм — база равновесия личности и помощник в конструировании устойчивого самоуважения Я.

Патологический нарциссизм появляется в двух различных формах: либидинальный нарциссизм, который создает у пациента «грандиозное Я», и садистический нарциссизм, через который пациент обретает собственную ценность засчет своей способности причинять вред. Иными словами, это генерирует два перверсивных жанра: тот, кого можно было бы условно назвать «честным первертом». Будучи подчиненным своим собственным механизмам, он невольно и бессознательно вызывает страдания тех, кто находится рядом с ним. И садистстический перверт, который, напротив, получает настоящее удовольствие от причинения вреда кому-либо.
С «честным первертом» отношения неизбежно трудны, но не невозможны: ему можно установить границы, вступить в переговоры и даже договориться. От садистического перверта спасет только бегство.
Трудно отличить эти два профиля, так как механизмы их поведения – часто одни и те же. «Честный перверт» сохраняет некоторую этику и границы, хотя и несколько иные, чем навязанные ему законом или расстановкой сил. Второй же преследует две цели: не дать себя поймать и при любых условиях одержать верх. Он может быть очень опасным. Садистический перверт — это хищник, который атакует и использует другого во всех смыслах.

В течение нескольких десятилетий, некоторые психоаналитики, последователи Alberto Eiguer et Racamier, изучая эту проблематику, столкнулись с двумя главными препятствиями:

1) Перверт обнаруживает себя и действует только в отношениях.

2) Перверт очень редко встречается на кушетке психоаналитика. Он думает, что не нуждаться ни в помощи, ни в заботе. Кроме того, страдает именно его окружение, но не он сам.

С развитием терапии пар и семейной терапии психоаналитики смогли мобилизоваться, чтобы задаться вопросом о перверсивной конфигурации и понять, что речь идет об одном из условий нарциссического страдания. Во время терапии пар, признаки перверсивного поведения проявляются, когда затронут вопрос сексуальности. Действительно, перверт стремится овеществлять другого, и в этом отношении, он разрушает его психическое здоровье. Если перверт приходит в семейную терапию, то обычно, потому что он чувствует себя задавленным ситуацией, и потому что он желает помощи терапевта (которым он пытается манипулировать) для возобновления контроля.

Функционирование нарциссического перверта
Перверт — это «паразит», который задействует все свои способности, чтобы привлечь и удержать тех, кто будет его обслуживать. Следовательно, он всегда точно знает, как далеко он может пойти и, в силу этого, он может длить отношения неопределенно долгое время. Обнаруживать перверсивное поведение и его манипуляции, научиться их избегать, понять, какие наши слабости позволили эту эксплуатацию, — таким должен быть предмет нашего разговора.

Фрейдовский подход выявил внутреннюю пустоту этих перверсивных личностей. Эти субъекты, действительно, испытывают трудности с тем, чтобы чувствовать, ощущать эмоции. Они их изгоняют и подавляют, часто говоря, что не испытывают аффектов, даже когда смотрят кинофильмы. Они ищут возможность экстериоризировать это страдание от пустоты: другой тогда становится объектом, в который они хотят включить свое собственное страдание. К тому же, они пытаются разрушать у другого (по отношению к которому у них нет никакого сопереживания) то, чего они не могут достигнуть сами (счастье, желание, удовольствие). Они стремяться посредством насилия заполнять свою внутреннюю пустоту. Отсутствие у них чувства вины укрепляет их всемогущество .

Паук ткет свою паутину
Нарциссический перверт, такой паук, который ткет свою паутину, подстерегая добычу. Когда она поймана, перверт обосновывается в ней. Перверт соблазняет свою жертву. После чего проникает в её эмоциональные бреши. Он остается невидимым до тех пор, пока его положение не будет достаточно прочным. Затем он свирепствует. Растерявшиеся жертвы потом скажут: «Но он не был таким в начале!». Начало отношений всегда поставлено на службу овладения территорией, как только перверту удалось это сделать, он сразу же обнаруживает свою истинную природу.

Чтобы «питаться» другим, перверт прибегает к различным методам:
• он превращает в инструмент речь. Он использует так называемые «двойные посылы», которые дезорганизуют и дезориентируют партнера, превращая любую коммуникацию в токсическую;
• он превращает в инструмент желание. Он единолично определяет то, что желаемо или не желаемо, и что другой должен был бы подумать или сделать:

«Ты очень любишь помогать, поэтому должна была бы…»
Жена говорит мужу, что хотела бы иметь больше социальной жизни. Муж отвечает ей: «Но нам так хорошо здесь вдвоем!»

• он обесценивает другого, либо прямой атакой, либо невербальными атаками, частым пожиманием плеч, измученным тоном или еще отказом;

• он вторгается в пространство другого, или решительно занимает свое место в его окружении;

Он, который ничего не делает на кухне, пожелает вдруг ею распоряжаться. Он монополизирует речь в разговоре с гостями

• перверт входит в интимность другого в различных формах.

Он проникает в ванную подростка или взрослого, откровенничает с теми, кто этого не желает, захватывает личное пространство другого. Он навязывает неуместный эротизм. Например, просматривает сцены сексуального характера в присутствии ребенка. Он может также, наоборот, лишить свои любовные отношения всякого эротического характера, или обвинить партнершу (или партнера) в том, что он(а) не оказывается на высоте.

• он атакует психику другого, дестабилизируя её.

«Мы хорошо знаем, что ты чересчур… или ты недостаточно… »

• он выстраивает отношения согласно своим потребностям. Он дает инструкцию, как надо с ним обращаться, и навязывает поведение, которое он хочет получить и которое ему выгодно

• он действует методом индукции (побуждает кого-либо к действию), никогда не допускающей занять место просителя, то, что могло бы ухудшить его позицию всемогущества.

«Мой Бог! У меня нет никого, кто бы мог приглядеть за Мартином, а у меня такая сверх важная встреча! Шанс всей моей жизни! И я не смогу! »: затем он ожидает, что другой ему предложит сам.

Понимать перверсивное мышление
Многие люди могут использовать это типичное перверсивное поведение, не являясь, тем не менее, первертами. Если для некоторых эти реакции случайны, для перверта, они являются интегрированной частью сложной структуры, вот несколько индикаторов.
Когда он может, он просто говорит «я», и только это «я» считается. Если он говорит «мы», то лишь для того, чтобы избежать «ты». Думать, желать, делать иные вещи, чем те, которые он решил, для него невыносимо.
Его отсутствие сопереживания поначалу не воспринимается, так как он восхитительно ориентируется в поведении и чувствах других и пользуется этим для манипулирования. Ему необходимо властвовать, обладать, быть единственным объектом любви.
У другого рядом с ним нет ни места, ни возможности существовать иначе, как только быть использованным. Слова и обещания могут завлечь только тех, кто им верит: честность для перверта — одно из проходящих, ничего не значащих понятий. Он умеет игнорировать другого последовательно и блестяще. Он сам пострадал от этого в детстве и поэтому теперь вычеркнул всё, что было человечного в нем. Его нарциссический недостаток, замечает Alberto Eiguer, его мучает. Чтобы уклоняться от столкновения с собственным страданием, он часто очень гиперактивен. Нарциссический перверт живет в страхе и единственный способ отношений, который он знает, — это расстановка сил и постепенное порабощение партнера, захват его (ее) субъективности.

Понимание феномена нарциссической перверсии имеет два аспекта: идентифицировать перверта в его поведении (что не просто); и идентифицировать, то, что он внедряет в своего «соучастника поневоле», увидеть, находит ли это общие точки с той перверсивной структурой, которую Racamier описывает таким образом:
«Страдание моих больных — пустота, которая стерилизует все вокруг, центробежная пустота, которая исключает, множится, увеличивается, пустота, заполненная психической антиматерией, подтачивающая, мучащая, разрывающая, ошеломляющая, стремящаяся разрушить психику».

• Перверсивное мышление не интересуется ни фантазиями, ни аффектами. Оно развернута к актам (действиям), господству и манипуляции.

«У тебя есть все, в чем ты нуждаешься, на что же ты жалуешься?»

• Перверсивный нарцисс находится под покровом конфликтов, ответственность за которые, он заставляет взять другого, сам же он никогда не чувствует её.

«Это не я, это — он».

• Свое крайне хрупкое Я он пытается компенсировать «Я-грандиозным».
Спекулянт, самозванец, случайный хищник не особенно отличаются от перверта в фактах и поведении. Но тремя первыми может управлять потребность в самосохранении, в то время как история нарциссического перверта следующая:

Скорпион просит утку помочь ему пересечь реку.
Утка отказывается:
— Ты меня ужалишь, — говорит она.
— Разве я смог бы? — отвечает скорпион, — это обречет меня самого!
— Хорошо! Я согласна, — говорит утка. Но в самой середине реки её пронзает острая боль. Умирая, утка стонет: почему?!
— Потому что я не могу поступить иначе, — отвечает скорпион.

Действия нарциссического перверта
На протяжении этой статьи, мы повторяем, что любой перверт — манипулятор. Но надо уметь отличать первертов-манипуляторов от нормально невротичных людей и понимать, что большая часть межличностных отношений — это отношения власти и манипуляции.

Любое общение стремится вызывать реакцию и имплицитно включает манипуляцию. Она интуитивна, часто бессознательна и является частью естественной формы отношений. В некоторой степени власть необходима. Тот, кто отказывается от своих собственных возможностей властвовать, воздействовать на других, недостаточно экипирован для того, чтобы эволюционировать в обществе.

Фрейд доказал, что на анальной стадии психо-сексуального развития ребенок быстро понимает, что его мама восхищается его подгузниками. Он таким образом начинает использовать свои испражнения как средство высказываться и заполучить власть: «Я тебе доставлю удовольствие или не доставлю, если пойду на горшок или не пойду».

Мы манипулируем в нашей повседневной жизни, чтобы соблазнять, развлекать, заставлять любить, не ранить близкого, и нами манипулируют таким же образом. Тот, кто отказывается сколько-нибудь от всех манипуляций, (и фактически от всех отношений) — мизантроп. Вежливость и обходительность — социальный компромисс и имплицитная необходимость.

Как идти на компромисс, не подчиняясь, и не компрометируя себя? Как далеко мы можем пойти? И в какой момент сказать «нет»?
Граница находится, без сомнения, в чувстве самоуважения и в способности предохраняться и требовать у другого соблюдения ваших интересов. Французская песня Жака Брэля «Не покидай меня» ставит этот вопрос, касающийся самоуважения и его судьбы в любовной связи: «Быть тенью твоей тени, тенью твоей собаки… ».

Кроме чувства влюбленности, тот, кто вам мешает защититься от перверта, — вы сами. На самом деле, манипулятор пытается вас соблазнить и заставить пойти дальше, чем вы сами желаете.

В основании перверсивных отношений всегда лежит тревога быть брошенным как у человека, который использует защитные механизмы нарциссической перверсии, так и у его партнера в паре.

Перверт атакует интимную целостность, уважение себя; он насилует (по крайней мере символически), обманывает, дестабилизирует, строит козни и ловит в западню. Ваш страх его осудить, желание быть понятым тормозят полное осознание происходящего. У каждого из нас есть шкала, которая измеряет нашу концепцию добра и зла, которая оценивает то, что правдиво и то, что этим не является. Эти метки нас информируют, если что что-то идет не так. Но часто это мимолетное чувство опасности обычно отвергается сознанием. Защищаться — это также умение предвосхищать.

Когда вы осознаете, что ваши границы рискуют быть пересеченными, надо действовать. Когда вы имеете дело с перверсивным манипулятором, не существует компромиссов, за которые стоило бы держаться.

В завершение
С нарциссическим первертом важно:

1) Не позволять себя захватить, предвидя проблему заранее.

2) Когда мы испытываем страдания, важно определить внешние элементы, которые смогли стать этому причиной. Это часто трудная работа, которая требует вспомнить целый ансамбль ситуаций и распутать последствия каждой из них.

3) Уходить из отношений, даже если это предполагает потерять что-либо.

4) Рассматривать встречу как возможность восстановления, зная, что нарциссический перверт берется за личностей уже нарциссически уязвимых, хрупких. Он будет активно разрушать то, что от них осталось. Поэтому анализируйте свои уязвимые места, слушайте собственные желания и доверяйте своим чувствам.

Автор: Кривуля Надежда, психоаналитик

Последние записи

Введите текст и нажмите «Ввод» для поиска

error: Content is protected !!