Боитесь ли Вы быть брошенным?

 Рубрика МИР ВНУТРИ

Изоляция, агрессивность, гиперактивность… А если, сами этого не подозревая, вы стали жертвой синдрома брошенности? Страдания, которое черпает свой источник в детстве, и которое психоаналитики могут сегодня расшифровать.

Страх быть брошенным, покинутым значимым лицом – одна из наиболее обычных причин тревожного состояния и душевной боли. В основе этого страдания всегда лежит непрожитый опыт младенчества или детства, который совсем не обязательно окрашен фактической брошенностью. В одной истории – это может быть отсутствующий отец; в другой – перегруженная, заваленная работой мать, пара родителей, находящихся в «слиянии» или ещё, например, рождение младшего ребенка, выход на пенсию, смерть дедушки, к которому вы были особенно привязаны.

«Брошенность – это ощущение человека, с которым в одностороннем порядке прекратили общаться. При этом тот, кто бросил, не дал совершиться процедуре расставания. Он попросту исчез. Он не сказал: «Ты был для меня важен», или «Мне было слишком трудно рядом с тобой», не поблагодарил, не выразил ни чувства, ни какого-либо отношения, а просто вышел из контакта», — пишет гештальт-терапевт Е. Рассказова.

Травматизм часто преуменьшен

Эти события, без особенных последствий для одних людей, могут оказаться травматичными для других. Почему мы не равны перед болью? Каждый из нас получил опыт этого разделения. Мы поняли, часто очень рано, что мама и папа не всегда находятся в нашем распоряжении, готовы ответить на все наши желания. Но мы не прожили это новое одиночество должным образом. Либо те, кто нас окружал, принимали во внимание и излишне смягчили наши детские страхи, либо в воспитательных целях, а иногда просто за неимением времени или понимания, они не восприняли всерьез наши тревоги. Но их усилили. Тем не менее, на наших родителях нет вины. Да, к сожалению, они не сумели научить нас разделению с доверием и спокойствием, но в большинстве случае причина этому то, что и они, в свою очередь прожили этот опыт с болью.

Страх быть брошенным снова

Этот травматический эпизод разделения мы спешим забыть, преуменьшая его значимость или рационализируя его. В самом деле, что может быть «нормальнее», чем младший братик? И что может быть прекраснее, чем родители, обожающие друг друга? Грусть и гнев, испытаны и одновременно забыты, вытеснены в бессознательное. Начиная с этого момента, нет логического объяснения тем эмоциям, которые мы испытываем, и нам остается только отрицать наше право их чувствовать. Если не считать того, что, даже подавленная, эмоция остается очень живой. На поверхности – разумное объяснение ситуации, так как наше воспитание вынуждает нас думать, что все это только прошлое, которое давно забыто и не имеет сегодня своей силы. Но внутри, в нашей психике, все воспоминания продолжают «бурлить». «Мы не помним детство, но детство помнит нас».

Наша неумолимая логика заключает, что, если нас покинули, то значит мы чем-то нехороши и поэтому не достойны быть любимыми. Таким образом, это убеждение станет фундаментом всех наших социальных отношений и эмоциональной жизни. Мы будем колебаться между гиперобщительностью и гиперагрессивностью, согласно тому, что мы ощущали внутреннюю потребность быть любимым или согласно тому, что мы желали спровоцировать отторжение другого, убежденные, что однажды мы неизбежно должны ему подвергнуться. Порочный круг, который ведет к парадоксальному поведению. Например, мужчина 45-и лет, который ежедневно трудится изо всех сил, чтобы получить одобрение своего начальника, а иногда и всех сотрудников, но при этом жертвует своей личной жизнью. Или молодая девушка 22-х лет, которая без устали конфликтует и противоречит своим родителям, она стремится быть признанной ими, и в тайне мечтает, что будет ими любима, какой бы ни была. Или так как 12-летний ребенок, сдержанный маленький мальчик, который делает все возможное, чтобы не беспокоить, не раздражать, не противоречить своей семье, не быть ими забытым. В сердцевине боли и тех, и других, — страх снова быть оставленным.

Неспособность жить как пара

Существует область, где рана будет становиться еще более чувствительной – это любовь. Пара — часто место, где мы платим по счетам за наше детство. И мы проецируем на своего партнера тревоги нашего прошлого. Мужчина живет в страхе, что жена его не оставит, но будет коллекционировать адюльтеры за его спиной, «на случай, если». Молодая женщина, 33-х лет, мечтает о долговременных, устойчивых отношениях, но каждый раз убегает от обязательств, уверенная, что не сможет быть на высоте. Еще один мужчина не выносит, когда его подруга хвалит его, приписывает ему достоинства, которых, как ему кажется, у него нет, и он каждый раз повторяет ей, что является наиболее худшим человеком, которого могла бы полюбить женщина. У этого страдания есть два аспекта. С одной стороны, чувство не соответствует тому, что наш партнер ожидает, с другой – непоколебимая уверенность, что разрыв неизбежен. И когда это случается, то кажется очередным подтверждением, что мы не достойны любви.

Что делать с этим багажом, который так тяжело носить?

Можно попытаться разобраться в причинах своего страха, вспомнить ситуации из детства, которые вас ранили, открыто признаться себе в своих чувствах. Более действенным вариантом станет обращение к психоаналитику. На сеансе вы сможете произнести несказанные слова, позволить себе давние, глубоко спрятанные, чувства, получить отклик. Важно, что появится возможность осознать мотивы того, кто покинул вас когда-то, это возвращает способность чувствовать и мыслить, делает вас живым и освобожденным. Но также это оживляет и образ покидающего, делая из его всемогущей фигуры обычного человека. Терапия поможет завершить процедуру расставания, это необходимо, чтобы однажды проститься с беспокоящим ожиданием остаться в одиночестве, беспомощным и брошенным и поверить, что вы заслуживаете быть любимым.

Научить детей отделению

Большое искушение предохранить любой ценой наших детей от «брошенности». Но будьте осторожны, чтобы не впасть в противоположную крайность. Весь вопрос в балансе. Фактически речь идет о том, чтобы научить ребенка отделяться постепенно, спокойно и с доверием. Желание его эмансипировать прежде, чем он на это будет способен, — опасно, сверхопека будет вести к той же проблематике страха брошенности. С раннего возраста разумно оставить ребенку немного времени для себя, даже если ему скучно, чтобы он делал самостоятельные открытия, развивал свое творчество и любознательность. У нас есть тенденция сверхинвестировать ребенка, пытаясь заниматься им все время, постоянно объяснять ему, что происходит вокруг него. Мы иногда забываем, что он вполне способен вырабатывать свой собственный опыт. И может научиться управлять одиночеством и нашим отсутствием.

Автор: Кривуля Надежда, психоаналитик

Последние записи

Введите текст и нажмите «Ввод» для поиска

error: Content is protected !!