Психоанализ и порнография: наши фантазии на экране

 Рубрика ИНТИМНЫЙ ВОПРОС

Порнография никогда не была настолько доступной, как сегодня. Удивительно, что это явление почти не получило отклика у психоаналитиков. Чем объяснить такое молчание? Что мог бы сегодня сказать психоанализ по поводу порнографии?

Беседа с Эриком Бидо, психологом, психоаналитиком и автором книги «Психоанализ и порнография».

Как объяснить, что психоанализ совсем не интересуется порнографией, в то время как сексуальность лежит в поле психоаналитического осмысления аж с 1905 года, когда Фрейд пишет работу «Три очерка по теории сексуальности»?

Эрик Бидо: Да, это правда, что психоанализ до настоящего времени сохранял некоторую дистанцию от этой темы. Большая часть психоаналитических комментариев о порнографии либо демонстрируют свое полное равнодушие к теме, либо так или иначе осуждают её использование. Если, в эпоху Фрейда, его идеи по поводу сексуальности были довольно новаторскими, даже подрывными, то сегодня психоаналитики имеют трудности в осмыслении образов сексуальности, которые предоставляет порнография. Это поддерживается также способом, которым сегодня распространяются порнофильмы, через использование цифровых средств, на осмысление которых также требуется время. Однако, психоанализ определенно занимает свое место в этих дебатах, и он обязан высказываться, оставляя в стороне любые нравоучения и моральные суждения. Психоанализ должен стать способом познания и понимания различных граней человеческой сексуальности.

Как психоанализ может помочь лучше понять то, что представляет собой порнография?

Эрик Бидо: Он располагает многочисленным историческим инструментарием, который расширяет понятие сексуальности. Фрейд говорил о существовании детской сексуальности, где фантазирование играет важнейшую роль. Короче говоря, если опереться на эту теорию, то конечная цель порнографической продукции состоит в том, чтобы отсылать того, кто смотрит порнофильм, к фантазматическому полю своей детской сексуальности. Порнография, следовательно, это форма сексуального переживания постфактум, другими словами, возобновление, повторение этой первой сексуальности, которая ответственна за самые разные фантазии, которые и составляют всевозможные категории порнографических сайтов. Психоанализ позволяет, таким образом, расставить всё по местам, так как длительное время порнография рассматривалась как что-то извращенное, и следовательно, патологическое. Фрейд стремился показать, что перверсия лежит в основании нашей сексуальности и может рассматриваться как отклонение только в некоторых особых случаях. Порнография, которую мы можем рассматривать как инсценирование наших фантазий, не несет в себе, следовательно, ничего извращенного в патологическом смысле термина.

В 2014 году, 60 % французов признавались, что уже имели опыт серфинга на порносайтах, это все же ставит вопрос …

Эрик Бидо: Постановка на экране наших фантазий очень интригует. Согласно Фрейду, взрослый, в противоположность ребенку, стыдится своих фантазий. А ведь, порнографический фильм, как немалая часть современной культурной продукции, играет на наших фантазиях и, кроме того, позволяет нам испытывать наслаждение от них в нашем воображении. Естественное желание поддаться нашим «постыдным» мечтаниям очень легко понять и этим также объясняется некоторый интерес, проявляемый нами к порнографии. Порнографический фильм привлекает, потому что, несмотря на его «демократизацию», он остается трансгрессивным. Ещё Фрейд показал, что цивилизация, приручая любовную жизнь человека, влечет за собой усиление интереса к трансгрессии в области сексуальности. Порнофильм только и делает, что напоминает: сексуальное влечение наиболее сильно и полно раскрывает себя только в связи с запретом.

Порнофильм как поставщик «готовых фантазий», не обедняет ли наше собственное воображение?

Эрик Бидо: В свое время Фрейд задался вопросом о том, что провоцирует наслаждение от литературы. Для него, литература усмиряла наше напряжение, позволяя использовать наши фантазии без угрызений совести и стыда. Сегодня, порнография действует в той же логике снятия сексуального напряжения для каждого, предлагая фильмы, которые берут на себя роль посредника для наших сексуальных мечтаний. Влечения, которые человек не воплощает в своей реальной жизни по причине их запрещения культурой, он может испытать в фантазийном экранном мире. Человеческая способность фантазировать невероятна и неудержима. Между тем, эта способность быть стимулирована, т. е. её можно разбудить. Это объясняет то, что на порносайтах мы можем встретить незнакомые нам сексуальные сценарии и образы, которые впоследствии могут стать источниками для фантазий.

И где же во всем этом место для любви?

Эрик Бидо: Любовь очевидно избегает порносцены. Порнография напрямую атакует наши отношения с чувством влюбленности. Когда мы смотрим порно, мы оказываемся в «отпуске от любви», чтобы сконцентрироваться только на вопросах сексуальности. Это расхождение — еще одна из составляющих успеха порнографической индустрии, которая предлагает всем симулякр полового акта, который благополучно избегает любых затруднений, связанных с чувствами. Это – шалость, тайный побег из рамок любовных отношений в паре, или крайнее средство, если вы одиноки. Это не мешает нам прекрасно осознавать, что в нашей реальной жизни, сексуальность должна встретиться с любовью для того, чтобы быть полностью раскрытой.

Перевод: Кривуля Надежда, психоаналитик. По материалам журнала Psychologies.

P. S. Автор перевода отчасти согласен с Э. Бидо. Однако размышляет и о другой стороне порнографии. Об этом в статье — В горячем жанре: полезно или нет смотреть порно?

Последние записи

Введите текст и нажмите «Ввод» для поиска

error: Content is protected !!